пятница, 16 декабря 2011 г.

Вадим Зеланд – Живая кухня (окончание)

Экскурсия по скотобойне.
Первое, что сильно поразило нас, когда мы вошли – это шум (в основном механический) и отвратительный смрад. Вначале нам показали, как убивают коров. Они выходили одна за другой из стойл и поднимались по проходу на металлический помост с высокими перегородками. Человек с электро-пистолетом перегибался через ограждение и стрелял животному между глаз.

Это оглушало его, и животное падало наземь. Затем стенки загона приподнимались, и корова выкатывалась, перевернувшись на бок.
Она казалась окаменевшей, как будто каждый мускул ее тела застыл в напряжении. Тот же самый человек перехватывал цепью коленное сухожилие коровы и с помощью электрического подъемного механизма приподнимал ее вверх до тех пор, пока на полу не осталась только голова коровы. Затем он брал большой кусок провода, через который, как нас убеждали, ток не пропускался, и вставлял его в отверстие между глазами животного, сделанное пистолетом. Нам объяснили, что таким образом разрывается связь между черепным и спинным мозгом животного, и оно погибает. Каждый раз, когда человек вставлял провод в мозг коровы, она брыкалась и сопротивлялась, хотя, казалось, была уже без сознания. Несколько раз, пока мы наблюдали эту операцию, не полностью оглушенные коровы, брыкаясь, падали с металлического помоста, и человеку приходилось снова браться за электро-пистолет.

Когда корова утрачивала способность двигаться, ее приподнимали так, чтобы голова была на расстоянии 2-3 футов от пола. Затем человек заворачивал голову животного и перерезал ей глотку. Когда он делал это, кровь фонтаном выплескивалась наружу, заливая все вокруг, в том числе и нас. Этот же человек перерезал также передние ноги у колен. Другой работник отрезал свернутую набок голову коровы. Человек, который стоял выше, на специальной платформе, сдирал шкуру. Затем тушу переносили дальше, где ее туловище разрубали надвое и внутренности – легкие, желудок, кишки и т.д. – вываливались наружу. Мы были потрясены, когда пару раз нам пришлось увидеть, как оттуда выпадали довольно большие, достаточно развитые телята, т.к. среди убитых были коровы на поздней стадии стельности. Наш гид сказал, что такие случаи здесь – обычное явление.

Затем человек распиливал тушу по позвоночнику цепной пилой, и она поступала в морозильник. Пока мы находились в цеху, разделывали только коров, но в стойлах были также овцы. Животные, ожидавшие своей участи, явно выказывали признаки панического страха – они задыхались, выкатывали глаза, изо рта у них выделялась пена. Нам сказали, что свиней убивают электротоком, но для коров этот метод не годится, т.к. чтобы убить корову, потребовалось бы такое электрическое напряжение, при котором кровь сворачивается, и мясо сплошь покрывается черными точками.

Приносили овцу, или сразу трех, и клали спиной вниз на низкий столик. Острым ножом ей перерезали глотку и затем подвешивали за заднюю ногу, чтобы выпустить кровь. Это гарантировало, что повторять процедуру не придется, иначе мяснику пришлось бы вручную добивать овцу, мечущуюся в агонии по полу в луже собственной крови. Таких овец, не желающих, чтобы их убивали, здесь называют «неуклюжими типами» или «тупыми ублюдками».

В стойлах мясники пытались сдвинуть с места молодого бычка. Животное чувствовало дыхание приближающейся смерти и сопротивлялось. С помощью пик и штыков они вытолкнули его вперед в специальный загон, где ему сделали инъекцию, чтобы мясо было более мягким. Несколько минут спустя животное силой затащили в бокс, со стуком захлопнув за ним дверцу. Здесь его оглушили электро-пистолетом. Ноги животного подкосились, дверца открылась, и оно вывалилось на пол. В отверстие на лбу (около 1.5 см), образовавшееся от выстрела, воткнули провод и начали вращать его. Животное некоторое время дергалось, а потом затихло. Когда на задней ноге стали закреплять цепь, животное снова начало брыкаться и сопротивляться, а подъемное устройство приподняло его в этот момент над лужей крови. Животное замерло. К нему подошел мясник с ножом.

Многие видели, что взгляд бычка сосредоточился на этом мяснике; глаза животного следили за его приближением. Животное сопротивлялось не только до того, как нож вошел в него, но и с ножом в теле. По всеобщему мнению то, что происходило, не было рефлекторным действием – животное сопротивлялось в полном сознании. Нож в него вонзали дважды, и оно умерло от потери крови.

Я обнаружил, что смерть свиней, убиваемых электрическим током, выглядит особенно мучительной. Сначала их обрекают на жалкое существование, запирая в свинарниках, а потом стремительно увозят по автостраде навстречу судьбе. Ночь перед убоем, которую они проводят в загоне для скота, наверное, самая счастливая в их жизни. Здесь они могут спать на древесных опилках, их кормят и моют. Но этот короткий проблеск для них – последний. Визг, который они издают, получая электрошок – самый жалостный из всех звуков, которые только можно себе представить.

Отрывки из книги Филипа Капло «О доброте человеческой».

Сколь многие из нас отдают себе отчет в том, что 95 процентов из миллионов яйценоских кур в США находятся в так называемом «интенсивном» или «конвейерном» режиме содержания? На практике это, как правило, означает, что четыре взрослые птицы втиснуты и заперты на всю свою недолгую жизнь в то, что принято называть «клетки-батареи». Эти клети размером в 30×45 сантиметров не имеют насеста и сделаны из витой проволоки, чтобы помет проваливался сквозь пол. За неимением жесткого настила, который можно скрести, когти у птиц отрастают чрезмерно длинными, вплетаясь и зачастую намертво застревая в проволоке. Это приводит к тому, что стальная проволока врезается и со временем врастает в подушечки на лапах. В дополнение к этому, свет в «клетках-батареях» включен 18 часов в сутки, чтобы вынудить кур нестись безостановочно. В среднем такая курица несет яйцо каждые 32 часа в течение 14 месяцев, после чего она забивается.

На сегодня типовая птицефабрика в «развитой» стране является на практике, не чем иным, как камерой пыток для своих обитателей. В отсутствии какого-либо пространства, чтобы порыть землю, устроить насест, искупаться в пыли, расправить крылья или просто пошевелиться, все природные инстинкты кур безжалостно подавляются. Неизбежное при такой ситуации стрессовое состояние находит свой выход в агрессии, направляемой на соседа. Так, более сильные птицы атакуют тех, что слабее, и последние, лишенные права спастись бегством, нередко становятся жертвами внутривидового каннибализма. Для борьбы с этим явлением кур «обесклювливают». Калечащая процедура, при которой клюв – этот наиважнейший орган птицы, состоящий из кости, чувствительной и роговой ткани – безжалостно удаляется либо раскаленным ножом, либо приспособлением, напоминающим гильотину. Иногда в жизни курицы эта процедура проводится дважды.

Пожалуй, наибольшие муки животные испытывают в процессе доставки их на скотобойню. Это начинается с процесса погрузки, выполняемой грубо и в спешке. Животные, которые в страхе и смятении срываются со скользких погрузочных мостков, зачастую остаются брошенными медленно умирать от полученных увечий. Внутри перегруженных грузовиков первые жертвы происходят от давки и удушья в результате нагромождения тел.

Зачастую животные проводят до трех суток в фургоне грузовика без корма и воды, до самого момента разгрузки. К изнуряющей жажде и голоду нередко прибавляется климатический фактор: зимой – леденящий ветер приводит к общему переохлаждению и локальным обморожениям, летом – палящий зной и прямые солнечные лучи в совокупности с отсутствием воды вызывают обезвоживание организма. Страдания же телят, лишь несколько дней назад перенесших кастрацию и отъем от матери, пожалуй, наиболее ужасны.

Стоит сказать несколько слов о кастрации, которая, как признаются сами фермеры, крайне болезненна и надолго повергает животное в состояние шока. В США, где обезболивание обыкновенно не применяется, процесс проходит следующим образом: животное растягивают на земле и ножом рассекают мошонку, обнажая семенники. Каждый из них затем вырывается вручную с обрывом крепящих связок и жил.

«Поистине, человек – царь зверей, ибо своей жестокостью он намного превосходит их. Мы живем ценой жизни других. Наши тела – ходячие кладбища! Придет время, когда люди будут смотреть на убийцу животного так же, как они смотрят на убийцу человека».
Леонардо да Винчи

Поделись с друзьями:

Комментариев нет:

Отправить комментарий